Купидоны на потолке

Автор: Мерри

Рейтинг: PG-13

Пейринг: СС, ГП

Жанр: Humor

Дисклаймер: имена и герои - Роулинг, купидоны мои :)

Саммари: – Заткнитесь, Поттер.
– Вам не кажется, профессор, что после того как мы проснулись в одной постели, вы можете называть меня Гарри?

Комментарии: фик написан на рождественский снарри-фест 2004 (2 волна; сайт находится тут: http://snarry.fastbb.ru/). Раздел - контрольные фразы (3 и 7).
3) – Заткнитесь, Поттер.
– Вам не кажется, профессор, что после того как мы проснулись в одной постели, вы можете называть меня Гарри?
7) – Я никогда бы не подумал, Поттер, что вы будете использовать это против меня.

Текст выложен с разрешения автора. Убедительная просьба не выкладывать данный текст на других сетевых ресурсах.

Статус: Закончен



Гарри лежал на спине, заложив руки за голову, и уже битый час разглядывал купидонов на потолке. Купидоны были пухленькие, розовые и гонялись за розовыми бабочками, топча розовые цветочки. Он вздохнул и перевел взгляд на стену. Нежно-бежевую в розовых гирляндах.

– Ненавижу Альбуса, – сказал он вслух.

С другой половины огромной двуспальной кровати донеслось приглушенное мычание.

– И это гребаное чириканье! – Гарри с ненавистью взглянул в сторону окна, где с самого рассвета заливались неугомонные воробьи. Именно они разбудили его в половине шестого утра.

– Заткнитесь, Поттер.

– Вам не кажется, профессор, что после того как мы проснулись в одной постели, вы можете называть меня Гарри?

– Мне кажется, что если вы не дадите мне доспать, я оторву вам голову.

– Тогда вам придется читать два доклада вместо одного, – хмыкнул Гарри. – Без головы это делать неудобно.

Снейп застонал и накрыл голову подушкой.

– Если вам неймется, выметайтесь наружу и чирикайте там вместе с воробьями, – буркнул он. – У нас есть еще час, и я собираюсь выспаться по-человечески.

Гарри почувствовал некоторые угрызения совести и все-таки заткнулся. Делать было абсолютно нечего. Утренняя секция Парижской Конференции Алхимиков начиналась в девять утра, завтрак здесь подавали только в восемь, а текст доклада был давно готов и даже вызубрен наизусть. Поразмыслив немного, Гарри решил принять ванну, раз уж выдалась такая возможность.

Он тихо встал, на цыпочках вышел в ванную комнату (розовая плитка, розовая шторка и неизбежные мелкие алые розочки на шкафчиках, стаканчиках и полотенцах), открыл краны и с наслаждением залез в горячую воду. На потолок он старался не смотреть. Купидоны осточертели ему невероятно.

* * *

Хогвартские профессора Северус Снейп (Мастер Зелий) и Гарри Джеймс Поттер (Мастер Заклятий и преподаватель ЗОТС) посетили столицу Франции, чтобы сделать два доклада на очередной весенней Парижской Конференции Алхимиков. Снейп излагал содержание своей последней (и, по мнению Гарри, очень нудно написанной, хотя и интересной) статьи о воздействии на мозг маггловских психотропных веществ в сочетании с определенными видами заклятий. Сам Гарри экспериментировал с сочетанием защитных зелий и магических щитов – в последнее время стало модным совмещать различные области магической науки.

Они аппарировали в Париж вечером третьего дня, без приключений добрались до нужной гостиницы, и тут-то и начались странности. Номер им заказывал Альбус: статус и авторитет директора одной из лучших магических школ мира весьма облегчали дело, а найти номер в Париже во время пасхальных каникул – задача не из легких.

Услышав фамилии новоприбывших, дремавший за стойкой клерк уныло заглянул в ведомость... и уставился на них круглыми от удивления глазами. Гарри подавил желание пощупать шрам и проверить, не спали ли маскирующие чары. Снейп мрачно нахмурился. Клерк вздрогнул и полез в ящик стола, потом почему-то расплылся в идиотской улыбке, протянул им ключ от номера и очень сладким голосом пожелал приятного отдыха.

Снейп одарил его умеренно раздраженным взглядом, взял ключ и начал быстро подниматься по лестнице. Гарри молча последовал за ним, недоумевая, почему его не оставляет ощущение, что дело нечисто.

Снейп открыл дверь, вошел внутрь и остановился так резко, что Гарри не успел затормозить и ткнулся носом ему в спину. Снейп выругался.

– В чем дело, профессор?

– Полюбуйтесь сами, Поттер, – кисло предложил Снейп и отошел в сторонку, открывая Гарри обзор.

Гарри повиновался... и отвесил челюсть. Номер был розовым. ОЧЕНЬ розовым. Все свободное пространство занимали розочки, купидончики, кружевные подушечки, и тому подобная дребедень, как правило, с рюшами. Но что гораздо хуже, номер был однокомнатным... хоть и, безусловно, двухместным, ибо большую его часть занимала фантастических размеров двуспальная кровать.

Та-ак... – нехорошим голосом сказал Гарри, когда пришел в себя. – Ну, Альбус...

– Именно, – мрачно отозвался Снейп.

– Что делать будем? Попробуем пообщаться с администрацией?

– Полагаю, это бессмысленно, – Снейп пожал плечами. – Если Альбусу вздумалось как следует пошутить, с него станется забронировать все остальные номера во всех гостиницах города или вообще заколдовать пол-Парижа.

– Чем мы ему так не угодили? – тоскливо вопросил Гарри, убедившись, что в номере отсутствует какое-либо подобие дивана или еще чего-то, на чем можно было бы переночевать, – кроме безобразного двуспального монстра.

Снейп промолчал. Гарри обернулся и увидел, что зельевар старается не встречаться с ним взглядом.

– Профессор, – с подозрением спросил Гарри, – что вы ему такого сделали?

– Напрягите мозги, Поттер, – огрызнулся Снейп, несколько оживая. Видимо, возможность поругаться подняла ему настроение. – Вы чрезвычайно ненаблюдательны.

Гарри попытался вспомнить, что такого происходило в Хогвартсе в последние пару-тройку месяцев. Весна была удивительно тихой, студенты ничего такого не откалывали (а уж по сравнению с однокурсниками самого Гарри так и просто были паиньками), преподаватели держали себя в рамках приличий, и даже Пивз был удивительно смирен. Разве что...

– День святого Валентина, – ахнул Гарри, вспоминая, как Дамблдор весь день проходил с ярко-розовыми волосами и бородой. Первые часа два-три директор посмеивался, но к вечеру веселья у него заметно поубавилось. – Это ваших рук дело?

Снейп усмехнулся.

– Я всегда знал, что Альбус не сможет устоять перед коробочкой лимонных долек... даже если она прислана с анонимной школьной валентинкой.

Гарри не удержался и прыснул.

Большое вам спасибо. Теперь я знаю, кому обязан своим отличным настроением в этот кошмарный праздник, – с комическим полупоклоном сказал он.

Снейп самодовольно хмыкнул, а потом снова нахмурился.

– Боюсь, нам придется разделить это э-э-э... ложе, – сказал он, с отвращением покосившись в сторону кровати. – На полу я спать не собираюсь, но если вы захотите сделать мне одолжение...

– Обойдетесь, – бесцеремонно сказал Гарри и плюхнулся на «свою» половину кровати. – И вообще, это вы во всем виноваты.

Снейп презрительно фыркнул, но возразить ему было нечего.

– Ну, Поттер, если вы еще и храпите...



* * *

В четверть восьмого Гарри выполз из ванной, более или менее примирившись с жизнью. Снейп уже встал и изучал полученную с утра почту.

– А я уж было надеялся, что вы там утонули, – сказал он почти дружелюбно. – Жаль, жаль. Вот, возьмите, – он протянул Гарри один из конвертов. – Это от миссис Поттер.

– Спасибо, – Гарри взял письмо. – А что пишет миссис Снейп?

– Не ваше дело, – буркнул Снейп, скрываясь в ванной. – И не смейте совать нос в мою почту! – крикнул он уже сквозь закрытую дверь.

– Больно надо, – скривился Гарри. – Гермиона мне сама напишет.

Он давно уже не испытывал к Снейпу никаких враждебных чувств, но иногда подначки зельевара начинали его раздражать. Особенно когда тот язвительно прохаживался по поводу молодости Гарри или намекал на былые промахи или ошибки. Снейп давным-давно простил ему инцидент с тем же думосбором... как и многое другое, но никогда не упускал случая об этом напомнить. Просто из принципа.

Гарри оделся, улегся на кровать поверх покрывала и принялся читать письмо Джин. Все как обычно: люблю-целую-скучаю-привет от детей-жду-целую... Он улыбнулся. Больше всего в мире он ценил уют и постоянство – приключений юности ему хватило жизни этак на три. Или даже на четыре. К тридцати годам он многого добился: получил степень Мастера, женился, обзавелся детьми и (о, чудо!) уже пятый год подряд преподавал ЗОТС в Хогвартсе. И самым большим его желанием было, чтобы дальше ничего не менялось.

– Вы идете завтракать или обойдетесь мечтаниями? – ехидно поинтересовался Снейп. Он, оказывается, уже успел не только выйти из ванной, но и полностью одеться. – Я, во всяком случае, иду. Слушать вашу несуразицу на голодный желудок...

Гарри фыркнул, и они отправились в гостиничный ресторан. Снейп молча поглощал типично британский завтрак и воротил нос от всего французского (накануне утром он запугал всех служащих и категорически отказался есть «эту континентальную гадость»), Гарри же с удовольствием уплетал шоколадные круассаны, запивая их кофе с молоком. То ли после тяжелого детства, то ли еще почему, но сладкое он любил самозабвенно.

– И все-таки, – спросил он наконец, – почему вы не хотите звать меня по имени?

– С какой стати? – Снейп поднял бровь. – Я уже почти двадцать лет замечательно обхожусь фамилией.

– Вот именно. По-моему, мы достаточно хорошо друг друга знаем...

– ... что абсолютно ничего не меняет.

– Вы просто до сих пор считаете меня мальчишкой, – буркнул Гарри.

– Вы в последнее время невероятно догадливы, Поттер, – усмехнулся Снейп.

Гарри почувствовал, что начинает закипать, и постарался успокоиться. Снейп явно был настроен поиграть в «выведи-меня-из-себя», и сдаваться он не собирался. И вдруг Гарри посетила забавная мысль.

– Как вы думаете, – начал он, мило улыбаясь, – что скажет британская общественность, если узнает, как мы провели время в Париже?

– Что вы... – хотел было спросить Снейп и осекся. – Поттер, на что вы намекаете?!

– Тише, профессор, вы привлекаете внимание, – сказал Гарри. – Я просто вспомнил, какое впечатление мы произвели на гостиничного клерка. Представляете себе, что бы сказала мисс Вриттер?

– Поттер, – угрожающе прошипел Мастер Зелий, – не забывайте, что вы в той же лодке.

– Отнюдь, – возразил Гарри, страшно довольный собой. – Я давно привык к газетным сплетням самого мерзкого толка. И Джин никогда не поверит в эту глупость, как и Гермиона, конечно. Но скандальчик бы вышел знатный...

Ну хорошо, – сдался Снейп. – Я никогда бы не подумал, Поттер, что вы будете использовать это против меня. Что вам от меня нужно?

– У меня к вам предложение, – улыбнулся Гарри. – Вечером, когда наше пребывание в этом розовом кошмаре, наконец, закончится, мы с вами аппарируем на Диагон-аллею, пойдем в какой-нибудь хороший английский бар, выпьем на брудершафт и перейдем на ты. И никаких фамилий.

– Гриффиндорец, – закатил глаза Снейп, успокаиваясь. – Потратить такую замечательную возможность на сентиментальные глупости? Я-то думал...

– Да? – сказал Гарри. – Ловлю вас на слове. Мне тут Джин написала... кажется, у нас в семействе скоро намечается прибавление...

– Что? – чуть не застонал Снейп. – В четвертый раз? Вы меня в гроб вгоните. Через десять лет в Хогвартсе будут учиться одни только Уизли и Поттеры.

Гарри слегка покраснел.

– Как вы относитесь к идее стать крестным отцом?

– У детей самой известной гриффиндорской пары? Слизеринские мамаши себе языки собьют, сплетничая, – хмыкнул Снейп. – Ладно. Считайте, что я согласен.

Он взглянул на часы и встал.

– Бросайте эти ваши детские попытки шантажа, Поттер, нам пора...

– Гарри.

– Что?

– Не Поттер, а Гарри.

– Ошибаетесь, мистер Поттер, – злорадно усмехнулся Снейп. – Еще не вечер, и на брудершафт мы с вами пока еще не пили. И, кстати, нам надо придумать, как отомстить Альбусу.


~ Конец ~

 



Другие фики этого автора
Фанфики На главную
Hosted by uCoz